Недавно ученые исследовали молекулярные механизмы, которые помогают выживать раковым клеткам в опухолях легких, и обнаружили, что сочетание двух уже существующих препаратов может сделать лечение более эффективным.

Известно, что большую роль в развитии рака легких играет онкоген KRAS. В норме он выполняет важные функции, а его мутация способствует злокачественному перерождению и росту опухолевой ткани.

Ген KRAS является объектом изучения уже более 30 лет. Воздействуя на молекулярные пути, с которыми он связан, можно создать более эффективные протоколы лечения рака легких и других онкологических заболеваний.

Один из перспективных молекулярных сигнальных путей, на который можно оказывать терапевтическое воздействие – связанный с инсулином и инсулиноподобным фактором роста-1 (IGF-1). Этот путь участвует в регуляции процесса поглощения клеткой питательных веществ, обеспечивая ее энергией и «сырьем» для производства необходимых молекул.

Таким образом, данный сигнальный путь обеспечивает опухолевую клетку «топливом», необходимым для ее роста. Если остановить подачу «топлива», можно прекратить опухолевый рост. Однако, на данный момент неизвестно, насколько сильно этот сигнальный путь связан с геном KRAS. Клинические испытания пока не показали обнадеживающих результатов.

Одно исследование, проведенное на мышах, даже показало обратную картину: после того, как сигнальный путь был подавлен, злокачественная опухоль стала вести себя более агрессивно.

Воздействие на сигнальные пути, в которых задействован ген KRAS

В ходе исследования, о котором было упомянуто выше, сигнальный путь, связанный с инсулином и IGF-1, был заблокирован лишь частично. На этот раз ученые решили пойти другим путем. Они нашли технологию, которая позволяет полностью заблокировать сигнальный путь.

Были соединены две генетически модифицированные линии мышей. Одни животные имели дефектный ген KRAS, у других не работал сигнальный путь, связанный с инсулином/IGF-1.

У животных удалили два гена: Irs1 и Irs2. Они кодируют «промежуточные» белки, которые необходимы для реализации сигнального пути. Было показано, что при выключении функций этих белков сигнальный путь, связанный с инсулином/IGF-1 подавляется, и опухоли легких начинают себя вести намного менее агрессивно.

После мутации в гене KRAS все лабораторные животные погибали в течение 15 недель. Но те, у которых были удалены белки Irs1 и Irs2, оставались в хорошем состоянии, в течение 10–15 недель у них не было отмечено роста опухолей.

Это важные выводы, так как препараты, которые блокируют сигнальный путь, связанный с инсулином/IGF-1, уже существуют и применяются в клинической практике.

Результаты эксперимента выглядят обнадеживающие, но не все так просто. Рак – заболевание динамичное, опухолевые клетки постоянно меняются и вырабатывают резистентность к тем или иным видам лечения.

Второй удар

Следующим шагом было необходимо разобраться, могут ли раковые клетки со временем «обойти» блокировку сигнального пути. Для этого за животными наблюдали в течение длительного времени. Примерно через 16 недель опухоли начали снова расти.

После блокировки сигнального пути IGF-1 опухолевые клетки перестают «видеть» аминокислоты, которые находятся вокруг них, соответственно, перестают их усваивать и получать строительный материал. Но спустя некоторое время происходит кое-что интересное: опухолевые клетки начинают разрушать собственные белки и использовать их в качестве «строительного материала».

Но ученые оказались на шаг впереди. В настоящее время уже существуют препараты, которые ингибируют распад белка. Например, препарат бортезомиб, который блокирует протеосомы, уже применяется для лечения миеломы.

Сочетание двух препаратов, один из которых блокировал сигнальный путь, а другой – распад белков, показало отличные результаты. Рост опухолей у животных практически полностью прекратился.

Исследователи считают, что совершили прорыв. Они с нетерпением ждут следующего шага. Теперь нужно разобраться, как сочетание двух препаратов можно применять у людей.

В последние десятилетия появилось довольно много новых противоопухолевых препаратов, которые помогли существенно повысить эффективность лечения онкологических заболеваний. В настоящее время можно пройти современное лечение в онкологических центрах Москвы, цены которого будут ниже, чем за границей, но уровень будет тем же, что в ведущих онкоцентрах Европы, Америки, Израиля. Например, одна из лучших частных онкологических клиник столицы на данный момент – Европейская Клиника.